Паркет Ринальди, старейший бильярдный стол и позолота XVIII века: самые интересные детали Большого Китайского кабинета

https://www.sobaka.ru/

Китайский дворец — единственный сохранившийся в России объект XVIII века в стиле рококо. Реставрация шедевра Ринальди из-за высокого уровня сложности длится уже 15 лет. В мае 2022 года при поддержке ПАО «Газпром» открылся один из самых красивых и сложных с точки зрения реставрации залов — Большой Китайский кабинет. Любимая «шкатулка» Екатерины II скрыта в глубине Верхнего парка Ораниенбаума и принимает гостей строго с конца мая по сентябрь. Специально для «Собака.ru» краевед и автор блога о генеалогии Мария Тычинина приоткрыла двери одной из главных сокровищниц Петербурга зимой, когда музей закрыт для посетителей.

До последней реставрации считалось, что художественная отделка Большого Китайского кабинета относится к XVIII веку, и «обновлений» XIX века нет. Однако сразу в двух местах — там, где живопись плохо сохранилась, под верхним красочным слоем реставраторы обнаружили птицу на голубом фоне и фрагменты трельяжной решетки. Оказалось, по замыслу Антонио Ринальди и Серафино Бароцци кабинет должен был напоминать беседку под открытым небом. Кроме того, под золочением XIX века обнаружили полностью сохранившуюся позолоту XVIII столетия. Для загородных дворцов, сильно пострадавших во время Великой Отечественной войны, эта находка имеет большое значение: в таком объеме и качестве позолота XVIII века не сохранилась больше нигде.

Пол в Большом Китайском кабинете выполнен по эскизам Ринальди и набран в технике маркетри из ценных пород дерева: эбена, индийского палисандра, оливы, розового дерева и прочих. «С паркетом было сложно. Кое-где слой древесины истончился до 1–2 сантиметров. По углам были крупные утраты», — объясняет заведующая сектором «Собственная Дача» отдела «Хранение и изучение памятников Ораниенбаума» ГМЗ «Петергоф» Татьяна Сясина.

В ходе реставрации сначала демонтировали щиты с последующей переклейкой элементов деревянного набора. Это было сделано не только для того, чтобы провести микологическую обработку щита от плесени, но и заменить прогнившие, и восполнить утраченные фрагменты древесины. Если нарушить технологию, то любой обладатель обуви с каблуком может случайно наступить на место, где под мозаикой есть пустоты, и тогда тонкий слой мозаичного набора будет разрушен, а в ценном паркете появится дыра.

Это самый старый сохранившийся бильярдный стол в России. Его заказал в Англии заядлый игрок на бильярде Петр III: ему удалось пристрастить к игре супругу Екатерину Алексеевну, будущую императрицу Екатерину II, даже несмотря на их непростые взаимоотношения. Во время реставрации стола специалисты с удивлением обнаружили, что под сукном у него находится не мрамор, как у других бильярдных столов (для того, чтобы хорошо катались шары), а идеально выструганная гладкая деревянная доска. Все элементы стола аутентичны, в том числе и удивительная резьба, выполненная в стиле шинуазри (в переводе с французского — «китайщина»). Единственное, что воссоздали — сукно, которое в первую очередь повреждается во время игры.

Благодаря проведенному микрохимическому анализу нитей было установлено, что плетеные лузы сохранились с XVIII столетия. В XIX веке они также подверглись реставрации — их покрасили в темно-изумрудный цвет. Для того чтобы уберечь лузы от возможных повреждений, реставраторами и музейщиками было принято решение их закапсулировать — зашить в защитную прозрачную ткань.

По углам кабинета — четыре аутентичных фонаря. Прежде чем отправить их на реставрацию, выполнили анализ пигментов краски на стеклах и установили даже такие детали, как родной цвет кисточек. Сами фонарики привезли из Китая, но когда это случилось — в XVIII или XIX веке — пока непонятно. А вот изящные кронштейны в виде драконов, на которых фонарики подвешены, — абсолютно точно наследие века XVIII.

Потрогать эту деталь нельзя, а вот почувствовать запросто — в кабинете всегда прохладно. Стены Китайского дворца только недавно начали удерживать тепло — это связано и с тем, что здание долгое время не отапливалось, и с чрезвычайно высоким уровнем влажности в самом кабинете. Влажность доходила до 100 % вместо необходимых 55 %, то есть деревянные панели и пол буквально как губка впитали в себя воду. Из-за этого реставрация Китайского кабинета длилась пять лет — это очень большой срок для работ в одной комнате. Для сравнения реставрация всего дворца Петра III заняла два года, а Павильона Катальной горки — два с половиной.

Два года кабинет только входил в оптимальный для проведения работ температурный режим. Это беспрецедентный для Петербурга подход в реставрации! «Если бы начали резко сушить классическими методами, то уникальные панно на стенах бы растрескались и мы могли бы потерять оригинальную отделку интерьеров XVIII столетия», — говорит Татьяна Сясина.

Расчистка от загрязнений и копоти подтвердила достоверность архивных материалов, которые свидетельствовали, что фигуры Богдыхана и расположенной напротив Богдыханши (так еще со времен Древней Руси называли китайского императора и его супругу) сохранились в неизменном виде с XVIII века. Незначительные исправления были сделаны веком позже, но они не исказили облика фигур, выполненных Серафино Бароцци. В ходе реставрационных работ были также расчищены подписи первоначального автора живописи Бароцци и подправлявшего падуги потолка уже в XIX веке художника П. Титова.

Панно созданы в технике наборного дерева — маркетри. Изображение, как мозаику, собирали из разных сортов дерева на дубовый щит. Здесь реставраторы решили две сложные задачи. Первая — снятие позднейших наслоений зеленой краски с тонкого слоя дерева, не травмировав его. Краску нанесли в XIX веке, когда «подновляли» кабинет, посчитав, что так панно будут лучше сочетаться с мебелью и занавесками того же цвета.

Вторая задача — реставрация деформированных из-за высокой влажности деревянных деталей мозаики. Снять и просто все переклеить невозможно — детали слишком хрупкие. Поэтому была проведена частичная переклейка фрагментов с восполнением утраченных элементов. Если же деталь вздулась, в образовавшуюся пустоту шприцем вводился специальный клей, а затем плашку прижимали прессом.

Если присмотреться, заметно, что лица людей и листва на панно выполнены из других материалов — это не дерево, а моржовая кость. Здесь также присутствовали утраты. Восполняли их, конечно же, не за счет занесенных в Красную книгу моржей, а из схожей по структуре верблюжьей кости.

Предыдущая запись
Продолжается реставрация парадной анфилады дом Пашкова (дома Департамента уделов) на Литейном проспекте
Следующая запись
Музею-заповеднику в горах Ингушетии передали почти 80 средневековых объектов культурного наследия

Похожие записи

Результатов не найдено.