Предложения РАР по развитию реставрации и совершенствованию законодательства в сфере сохранения культурного наследия

На наш взгляд, необходима целевая программа сохранения памятников истории и культуры Санкт-Петербурга. Увязать две составляющие — развитие реставрационной школы и сохранение памятников истории и культуры Санкт-Петербурга, — можно с помощью системного подхода и подзаконного акта. Им может явиться целевая программа Санкт-Петербурга, подготовленная в соответствии с требованиями Бюджетного кодекса Российской Федерации, и способная вобрать в себя не только само развитие реставрационной школы, которое тесно связано с непосредственным восстановлением памятников. Здесь все должно быть структурировано. По нашему мнению, в эту целевую программу могут войти такие мероприятия, как: проведение первоочередных противоаварийных, научно-проектных и реставрационных работ на памятниках истории и культуры Санкт-Петербурга, осуществление мониторинга памятников истории и культуры, а также НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). В раздел НИОКР предполагаемой целевой программы можно включить следующее: внедрение новых технологий и методов в реставрации; изучение и выявление тех моментов, которые, например, на взгляд общественности и КГИОП, могут улучшить реставрационные процессы; разработку и утверждение новых, более прозрачных расценок на реставрацию памятников истории и культуры.

Кроме того, параметры этой программы могут определяться количеством объектов, необходимых для сохранения, включая федеральные, региональные и вновь выявленные объекты культурного наследия. И, соответственно, она может подразделять памятники архитектуры на: светские объекты и объекты религиозного назначения – русской православной церкви и иных конфессий. Таким образом, это может быть оптимальным решением в данном направлении.

Что касается развития реставрации, то на сегодняшний день немногочисленные учебные заведения, подготавливающие специалистов в этой области, не в состоянии удовлетворить растущий спрос на квалифицированные кадры. Пока что у нас работает та система, когда знания и навыки передаются от поколения к поколению. И хотя этот опыт весьма ценен, необходим систематизированный подход к обучению. В целевой программе можно отразить перечень объектов и виды реставрационных работ, понять объем финансирования. Следовательно, выявится, дефицит каких специалистов может возникнуть в связи с проведением этих работ. И, соответственно, сделать акцент на обучение именно этих специалистов.

Отдельно принимать программу по развитию петербургской реставрационной школы нет никакого смысла, так как развивать реставрацию невозможно без самих объектов культурного наследия, обеспеченных финансированием. Это должна быть конкретная обширная целевая программа и некий документ, выглядящий как подзаконный акт, четко отображающий и распределяющий те средства, которые сегодня действительно нужно потратить на реставрацию.

Все предложенные здесь тезисы призваны обеспечить именно комплексное развитие реставрации и как неотъемлемого процесса по сохранению памятников истории и культуры, и самой реставрационной школы, а также способствовать внедрению новых методов и технологий в сфере реставрации и привлечению молодежи к интересной и ответственной профессии реставратора.

В сегодняшние расценки (ТЕРы) надо заложить нормальную зарплату реставратора, в соответствии с видом исполняемой работы и ее сложности, и взвесить, какой вред может быть нанесен здоровью реставратора при работе с опасными материалами. С раннего возраста, со школьной парты, когда молодой человек еще не выбрал свою профессию, необходимо привлечение его внимания. На каких-то даже факультативных занятиях нужно ознакомить ребят, подростков с колоссальным трудом по восстановлению послевоенного Ленинграда, назвать фамилии конкретных мастеров-реставраторов, рассказать о методах восстановления и постепенно переходить в современность. Сопоставить, что изменилось – как раньше государство сохраняло памятники и как сегодня сохраняет. Нам кажется, ребятам было бы очень полезно послушать о своем городе, доведя до их понимания, что важнейшим элементом в сохранении памятников истории и культуры является реставратор. Подобные уроки были бы не бесполезны для определения будущей профессии. Можно сделать еженедельную программу на петербургском телевидении, в которой, например, КГИОП с привлечением общественных деятелей и организаций, смог бы сообщать жителям, каким образом город сохраняет памятники истории и культуры, и о самих реставраторах.

Это ключевые моменты для насыщения рынка новыми специалистами и вовлечения молодежи в реставрацию. А обобщающим моментом может послужить целевая программа, о которой сказано выше. Очень важно определить, какие виды работ будут выполняться на памятниках истории и культуры. И, соответственно, сделать упор на этих специальностях, обязав реставрационные организации, участвующие в Госзаказе, поддерживать молодых людей, уже сейчас обучающихся в реставрационных ВУЗах, например, дополнительными стипендиями.

Сегодня, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации, можно заключать долгосрочные контракты, на несколько лет, на весь цикл реставрационных работ. Механизмом решения этой проблемы может стать целевая программа, где четко будет отражено, какие работы будут проводиться, на каком объекте, когда начало этих работа и так далее. Здесь надо произвести разделение на два этапа: научно-проектная документация – это первый этап, и второй – комплексная реставрация. Не только реставрация фасада, но и кровли, интерьеров, проведение гидроизоляционных работ. Никаких проблем не существует, поскольку законодательством предусмотрены долгосрочные контракты, и бюджет принимается на несколько лет вперед. Значит, целевая программа должна приниматься на более длительный срок, чем бюджет. И те параметры бюджета, которые закладываются в целевую программу, обычно учитываются уже на стадии формирования бюджета. Если организация начала заниматься реставрацией фасада, а на следующий год проводится конкурс на реставрацию кровли, то получается разделение процесса, что не очень хорошо. На объекте должен быть один подрядчик, одна ответственность, одни гарантийные обязательства, по которым организация будет отвечать в комплексе за реставрацию, а не за отдельную ее часть.

В части совершенствования законодательства в сфере сохранения культурного наследия:
Положения о допустимости сноса исторических зданий, находящихся в состоянии аварийности, в случае невозможности ликвидации этой аварийности и при условии восстановления их внешнего облика, были и ранее – в редакции Закона о границах зон охраны объектов культурного наследия от 19.01.2009 № 820-7. Прокуратура в своем требовании об изменении нормативно-правового акта обращала внимание на отсутствие в данном Законе критериев принятия решения о невозможности ликвидации аварийности, что влекло за собой принятие решений по фактическому усмотрению должностных лиц. В предложенной новой редакции Закона понятие аварийности, при которой допускается снос исторического здания, раскрыто более детально, чем в действующей редакции, в частности говорится, что снос возможен при износе несущих конструкций более 70%. Однако опасность злоупотребления правом остается, и ее следствием может стать безвозвратная утеря отдельных объектов культурного наследия. В новой редакции Закона неясным остается вопрос, как будет устанавливаться этот процент аварийности. Было бы целесообразно, чтобы он определялся по результатам научного обследования памятника. Результаты этого обследования должны быть рассмотрены и утверждены общественным органом – Советом по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга. Утвержденные Советом результаты научного обследования памятника могут быть основой для принятия КГИОП решения о возможности сноса аварийного объекта культурного наследия.

Введение административной или уголовной ответственности за доведение объекта культурного наследия до аварийности в какой-то мере сыграет свою роль в предотвращении этого. Но требуется четкая квалификация противоправного деяния, которое привело к подобной аварийности памятника, ликвидировать которую невозможно. Необходимо говорить об ответственности за умышленное доведение объекта культурного наследия до аварийности. Ведь бывают ситуации, когда у пользователя нет средств на принятие необходимых и своевременных мер для поддержания объекта культурного наследия. В данном случае не его вина, что объект пришел в состояние крайней аварийности, конечно, в том случае, если им предпринимались все возможные меры и обращения. Следует отметить, что уже установлена административная и уголовная ответственность за нарушение законодательства о сохранении объектов культурного наследия, однако размеры этой ответственности не сопоставимы с тем ущербом, который может быть причинен культурному достоянию, и не обеспечивают достижение цели наказания.

Российская ассоциация реставраторов поддерживает предложение главы КГИОП Александра Игоревича Макарова об организации в Санкт-Петербурге историко-культурных заповедников регионального значения. Их создание представляется очень важной и необходимой задачей для города, что позволит сохранить целостность архитектурных ансамблей, комплексов, исторической среды, образовать наилучшие условия для сохранения и использования недвижимых и движимых памятников истории и культуры. Кроме того, земли в границах установленных территорий музеев-заповедников, в соответствии с Земельным кодексом РФ, относятся к землям историко-культурного назначения, для которых установлен особый правовой режим их использования, запрещающий деятельность, несовместимую с основным назначением.

Конечно, предоставление преференций юридическим и физическим лицам будет служить стимулом для привлечения средств в дело сохранения историко-культурных заповедников. Эти преференции, безусловно, целесообразны и необходимы, и их предоставление соответствует целям, обозначенным в Федеральном законе о защите конкуренции. Помимо этого, в Законе Санкт-Петербурга об охране культурного наследия предусмотрены льготы по арендной плате и компенсации собственникам объектов культурного наследия затраченных ими средств на сохранение объекта культурного наследия. Однако порядок компенсации не установлен ни на федеральном, ни на региональном уровнях. Проект закона Санкт-Петербурга о порядке выплаты таких компенсаций был отклонен. Одной из причин отклонения была нецелесообразность и несвоевременность принятия данного закона ввиду приостановления в Федеральном законе об объектах культурного наследия аналогичных положений о компенсации затрат собственникам объектов культурного наследия федерального значения, произведенных ими за счет собственных средств, на сохранение объекта – сначала до 2012, а теперь до 2015 года. Считаем, что приостановление указанных положений в федеральном законодательстве не может влиять на принятие в Санкт-Петербурге такого закона в отношении объектов культурного наследия регионального значения. Это дало бы дополнительный стимул собственникам объектов культурного наследия вкладывать средства в их сохранение. И, прежде всего в установлении порядка возмещения средств, затраченных на реставрационные работы, нуждаются религиозные организации.

Предыдущая запись
В Национальном объединении проектировщиков состоялось заседание по вопросам ценообразования на научно-исследовательские и проектные работы по учреждениям культуры и ОКН
Следующая запись
Получен ответ из Минкультуры РФ по вопросу переоформления реставрационных лицензий

Похожие записи

Результатов не найдено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Меню