Архитектор-реставратор Татьяна Маевская: «Исторические особняки в Челябинске никто не купит даже за рубль»

https://www.1obl.ru

Мы попросили автора проекта реконструкции дома Агапова в центре Челябинска, авторитетного архитектора Татьяну Маевскую поделиться своими мыслями о судьбе столетних памятников архитектуры.

В наших профессиональных кругах тема сохранения исторического, в том числе архитектурного, наследия не популярна. Архитекторов-реставраторов в Челябинске можно пересчитать на пальцах одной руки. Неоднозначная, тяжелая, спорная история, которая всегда вызывает массу вопросов: как сохранять, зачем, какими силами…

Я занимаюсь ремонтом, реставрацией и приспособлением старинных зданий много лет. Могу сказать следующее: если есть две противоборствующие стороны, одна из которых жестко отстаивает сохранение объекта культурного наследия, а другая категорически не хочет его сохранять, — здание снесут. Снесут, и все. Так случалось у нас в городе много раз.

Если компромисса не находится, то какая-то из сторон обязательно победит. Но та, что требует сохранить, — выигрывает редко.

Здание без присмотра умрет. Посмотрите, какой чудесный, красивый дом стоит по улице Цвиллинга 8. Я его помню прекрасным лет десять назад! На данный момент оно находится в полуразрушенном состоянии. Ремонтно-реставрационные работы до сих пор не проведены.

Я была бы бесконечно рада, если бы исторические здания, которые рассказывают нам о городе, каким он был больше ста лет назад, сохранялись в первоначальном облике. Конечно, лучше бы восстановить дом таким, какой он был (если это еще возможно физически). Я очень люблю эти особнячки, именно поэтому специализируюсь много лет на их ремонте и реставрации. Но кто-то должен вкладывать деньги в то, чтобы дом сохранился, какой есть. Кто это должен делать?

Давайте признаем: очень сложно найти таких людей или организации. Дом без хозяина будет стоять и ветшать безвозвратно. Таких домов достаточно много в самом центре Челябинска.

Моя позиция состоит в том, что история реставрации каждого отдельного памятника архитектуры — это цепочка компромиссов.

Когда объектом культурного наследия владеет частный бизнес, компромиссы неизбежны. Бизнес вкладывает деньги в сохранение исторического облика такого дома — почему мы должны его упрекать в том, что он хочет свои вложения вернуть? А вложения там колоссальные.

Во всяком случае, у нас в Челябинске сложилась именно такая практика: чтобы сохранить историческое здание, нужно, чтобы его сохранение (ремонт, реставрация или приспособление) хоть как-то учитывали потребности бизнеса. Если не найти взаимовыгодного компромисса, оно или окончательно развалится, или его сожгут.

Поэтому когда хоть как-то удается сохранить в городе часть исторической застройки и внешний облик дома — я очень рада! Признаю честно: полностью восстановить подлинный дом, как правило, не удается. Это касается и дома доктора Агапова. Родные бревенчатые стены, особенно со стороны дворовых фасадов, а также внутренние, деревянные перекрытия находились в аварийном состоянии, ввиду чего потеряли свою несущую способность. Но все, что было можно сберечь, — сбережем. Делаем все, что можем.

После завершения всех работ по нашему замыслу мы будем проходить мимо старого бревенчатого дома по улице Цвиллинга, 16 с такими же окошками, историческим карнизом, резными наличниками и скатной крышей, с исторической каменно-кирпичной брандмауэрной стеной, воссозданной исторической входной группой с завершением в виде шатра, как на старых черно-белых фотографиях начала и середины XX века. Не будет виден ни пристрой со стороны дворовых фасадов, ни тем более внутренняя перестройка дома, которую сейчас активно обсуждают.

Проект ремонтно-реставрационных работ и приспособления дома Агапова выполнен в соответствии с существующим законодательством, прошел все согласования. И если мы сможем большую часть наших проектных решений претворить в жизнь и, тем более, воссоздать историческую входную группу — это будет просто победа.

Ведь кроме физической изношенности большей части внутренних конструкций есть масса современных требований к зданию, которые вообще никак не согласуются с памятниками архитектуры: противопожарная безопасность, требования эвакуации, доступность среды…

Именно поэтому эвакуационную лестницу мы были вынуждены установить снаружи: если внутри, то исторические бревенчатые стены надо было бы обшивать кирпичом по требованиям противопожарной безопасности. Или пандус, который мы должны были установить у главного входа длиной в три метра. Ну какой тут будет исторический облик?

Приходится искать компромиссы.

Или, наконец, прекрасная историческая входная группа с шатром, которая была снесена в советское время, но является неотъемлемой частью архитектурного облика здания-памятника и поэтому была внесена в проект реставрации. Но претворить данное проектное решение в жизнь оказалось очень проблематичным: возникло много правовых вопросов, в том числе по земле перед главным фасадом.

Кроме того, есть еще одна проблема: под тротуаром проложен кабель. Мы ищем техническое решение, чтобы кабель не пострадал, но все это система сложных, многоэтапных, тяжелых переговоров и компромиссов. Реставрация зданий-памятников —  это совместная работа архитекторов-реставраторов, владельца памятника, органа охраны памятников и администрации города. Очень бы хотелось, чтобы все участники процесса действовали исходя прежде всего из интересов памятника.

В мире существует множество подходов к сохранению исторической застройки. В Италии, например, не любят ремонтировать и реставрировать: разрушается — и пусть разрушается, это красиво. Это аутентичное, родное, настоящее. За рубежом распространена и такая практика: продавать памятники за один евро. Только с условием: восстановить один в один с минимальными перестройками и за свой счет.

В Великобритании, в свою очередь, строжайшие требования: реконструкция должна быть выполнена чтобы в том же кирпиче, в тех же красках, в том же камне. В Норвегии сохраняют родные хижины рыбаков с земляными крышами. А если крыша из камыша, то, когда он превращается в труху, его заменяют другим таким же камышом. Какая пожаробезопасность?

Словом, в мировой практике существуют разные мнения о том, как надо сохранять памятники.

Одно из них: оставить фасадную часть старого города, а внутри все можно переделывать под помещения с современными удобствами. Есть и такой подход: сохранить здание в оригинальном виде. Нашелся бы тот, кто это сделал, не было бы горя.

К сожалению, таких примеров очень мало. Это нужно быть миссионером-благотворителем. Их по всему миру единицы.

Меню