Копорье раскрывает тайны

https://vecherka-spb.ru/

Руководитель археологической экспедиции поделился результатами исследований

Во многих фортификационных сооружениях Ленобласти ведутся археологические раскопки, они постоянно проводятся в Выборге, сопровождают реставрацию парка Монрепо. Однако Копорскую крепость незаслуженно обделили вниманием – последний раз археологи работали здесь в 1967 году. Между тем крепость, по разным источникам, была заложена в 1237 году. А статус музея получила в 2001 году.

И вот сегодня археологическая экспедиция Института истории материальной культуры РАН при поддержке российского волонтерского движения принялась за раскопки, притом с размахом – работы ведутся на площади 900 квадратных метров.

Дом коменданта

Пасмурно, август погодой не балует: влажно, на траве обильная роса, за башни Копорской крепости цепляются клочья тумана. Раннее утро, но здесь уже вовсю кипит работа – стучат кирки, вывозятся тачки с породой. Археологи спешат, опасаясь ухудшения погоды.

Оглядываюсь по сторонам. Помню, большая часть пространства вдоль крепостной стены была погребена под горой обломков известняка – результатом обрушения. Теперь же эта куча исчезла, и на ее месте появились руины – остатки объекта, именуемого комендантской канцелярией.

– Принято считать, что эта постройка появилась здесь после возвращения Копорской крепости в Российскую империю в 1703 году, когда Петр I отбил ее у шведов, – рассказывает научный сотрудник отдела славяно-финской археологии Института материальной истории РАН и руководитель экспедиции Алексей Липатов. – Хотя подобная датировка здания ничем не подтверждена – постройка обозначена только на самых ранних русских планах конца первой половины XVIII века, на более ранних шведских планах это место пустует.

Дом коменданта представлял собой одноэтажную постройку на высоком подклетье, на этаж вели двусходные лестницы. В стенке подклетья имелся технический люк для загрузки крупных грузов – кстати, археологи его уже расчистили.

От первого этажа практически ничего не осталось – по неизвестным причинам в первой половине XIX века произошло обрушение, в результате чего вся верхняя часть здания вместе с перекрытиями ушла вниз.

– Вместе со сводами рухнули и конструкции печей, их можно опознать по красным пятнам битого кирпича. Под развалами сохранились изразцы, в том числе и поли­хромные, – поясняет руководитель экспедиции. – В контуре постройки мы находим большое количество печных изразцов, которые можно отнести к более раннему времени, чем петровское, – они ярко-зеленые, темно-коричневые, почти черные – подобные встречаются на шведском слое в Ниеншанце.

Холодильник

Между тем после расчистки всех осыпей, превышавших человеческий рост, появилась интересная постройка, находившаяся позади дома коменданта.

– На плане это выглядело как переход на боевой ход стены крепости, но это совсем иное сооружение! – подчеркивает научный сотрудник. – Исходя из местоположения и конфигурации можно предположить, что постройка использовалась как ледник – помещение для хранения скоропортящихся продуктов. Место для него выбрано грамотно: с одной стороны – дом коменданта, с другой – стена, солнце туда не попадало.

Между тем в планах у археологов – понижение до пола подвала не по всей части здания, а лишь в нескольких местах, что объясняется аварийным состоянием стен.

Ученым впервые удалось полностью установить габариты этой постройки. Дело в том, что даже в техпаспорте крепости 2017 года указан периметр здания – 303 метра, обмеры делались по руинам, никто ранее не задавался целью выявить планировку здания. Руководитель экспедиции надеется, что археологам хватит времени на то, чтобы выявить габариты сводов, характер кладки стен и найти место, где находилось крыльцо здания.

Но что же будет с постройкой в дальнейшем?

– С одной стороны, данных для воссоздания постройки попросту нет. Значит, остаются два варианта: консервация без экспонирования или с экспонированием. На самом деле можно сделать так, чтобы не рушилась кладка, накрыть каким-то навесом и показывать как просто руины, ведь на территории крепости особо разглядывать нечего, – отмечает Липатов и подчеркивает важность этого сооружения: – Если подтвердится, что оно построено раньше петровских времен, то мы получим уникальное гражданское здание шведской постройки. Такие есть только в Выборге.

Земляной раскоп

В середине июля археологи начали работы на втором участке – так называемом земляном раскопе, раскинувшемся левее первого объекта. По сути, он начат для того, чтобы не прибегать к помощи волонтеров на территории аварийного дома коменданта.

После того как завалы вдоль стены XV века были полностью расчищены, обнаружился фундамент печки, приложенный к крепостной стене, который, судя по всему, находился под навесом или в деревянном сооружении, – в земле до сих пор лежат бревна.

Но есть и более таинственные конструкции.

– В крепостной стене есть проемы со стрельчатыми арками, но никогда не удавалось узнать, что же к этим бойницам примыкало, – воодушевленно рассказывает ученый. – Сейчас напротив этих бойниц частично раскрыли каменные площадки. Мы надеемся, что нам удастся установить их назначение.

Также были обнаружены следы восстановления стены: в XVII веке к разрушающейся внутренней поверхности крепостной стены тогда пристроили усиление. Дальше за «усилителем» обнаружились платформы из грубых известняковых плит, назначение их пока тоже непонятно.

И если сначала археологам открылись лишь фундаменты построек, то при дальнейшей расчистке они обнаружили контуры могил, оказавшихся между элементами фундамента.

– Дело в том, что с 1763 года крепость перестала быть военным объектом и тогда вокруг единственного на тот момент в округе Преображенского собора начало функционировать кладбище, – поясняет археолог. – В 1860 – 1870-е годы за пределами крепости появляется церковь Николая Чудотворца, после чего кладбище переносится уже к ней.

Также на данный момент сложно сказать, в каком слое ведутся работы – шведском или русском, все осложняется захоронениями XIX века.

Дальнейшая судьба обнаруженных останков довольно стандартна: их помещают в контейнеры и отправляют в Петербургский институт антропологии, где происходит определение возраста, пола, этнических характеристик, заболеваний. После исследований останки перезахоронят на действующем копорском кладбище.

Между тем остается неясной судьба раскопа: несомненно, обнаруженные сооружения и фундаменты ученым хотелось бы экспонировать, однако, по словам Алексея, все станет понятно в 2020 году – именно тогда планируется глобальная реставрация крепости. До принятия решения объекты, скорее всего, будут законсервированы.

Изразцы и боевой топор

Как бы ни была увлекательна своими откровениями археология, но мы, любопытствующие, всегда ждем новостей о сокровищах, каких-то поразительных находках. И они здесь в изобилии!

Зеленые и темно-коричневые шведские изразцы. Поли­хромные изразцы XVII века. А вот коробчатый шведский изразец, собранный из десятков частей.

Попадаются и находки, назначение которых так сразу и не определить. Чего только стоит маленький сосуд, имеющий рельефную внутреннюю поверхность.

– Появилась идея, что это форма для изготовления желе или каких-нибудь пудингов. Чтобы там что-то застывало. Версия пока рабочая, – усмехается археолог.

Алексей по очереди выкладывает на шаткий походный стол артефакты в целлофановых пакетах с подписями. Мы просим открыть и, словно дети, спешим их вытащить, рассмотреть, подержать в руках.

Вот непонятное костяное изделие: то ли игла, то ли шило. А вот картечная пуля, явно XVI – XVII век. Рядом – наконечник арбалетного болта, плоский, словно стамеска, – такие служили для пробивания брони, он запросто может относиться и к XV, и к XIII веку. Рядом на стол ложится боевой топорик, датировка примерно такая же.

И это далеко не все. Здесь и глиняная трубка, пока что датируемая между XVII и XVIII веками, и потрясающе сохранившаяся двузубая вилка с костяной ручкой, покрытой тонкой, искусной резьбой.

– Это Западная Европа, шведы. Она еще и инкрустирована была, скорее всего металлом.

Отдельно стоит нумизматика: обнаружено серебряное пенни короля Эдуарда I чеканки 1297 – 1301 годов, и новгородская чешуйка – тоже редкость. Находились и мелкие шведские монеты 1673 года, и интересный шведский квадратный клиппинг 1626 года – их форма объясняется простотой изготовления, ими выплачивали жалованье в войсках.

Большинство находок уже отправили в Петербург, их ожидает реставрация, долгий анализ и исследования.

Экспедиция продолжит раскопки до середины сентября.

Предыдущая запись
Деревянный дачный дом конца XIX века в Шувалово станет региональным памятником
Следующая запись
Ростов сможет получить областную поддержку в сохранении исторического облика

Похожие записи

Результатов не найдено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.