Реставраторы о хулиганских выходках с памятниками: вандализм непредсказуем и несистемен

https://gazeta.spb.ru/

Русалки, кони, грифоны, а теперь еще и львы: некоторые петербуржцы без разбора портят городские памятники архитектуры, многие из которых имеют статус федерального значения. Похоже, что экспертам в области реставрации, с которыми пообщалась Gazeta.SPb.ru, остается лишь смириться с такими попытками горожан «остаться в истории» и снова и снова кропотливо восстанавливать культурное наследие.

В пятницу, 6 ноября, неизвестные разрисовали скульптуры львов на Львином мосту, перекинутом через канал Грибоедова. На белоснежных тельцах появились надписи, сделанные, судя по всему, маркером. Это уже третья подобная выходка вандалов в этом году. О случившемся рассказали в государственном музее городской скульптуры. Примечательно, что львы, которые являются объектом культурного наследия России федерального значения, в 2018 году пережили масштабную реконструкцию.

Произошедшим заинтересовались правоохранительные органы: пресс-служба ГУ МВД России по Петербургу и Ленинградской области информирует, что злоумышленников, испортивших скульптуры, разыскивают, а по факту инцидента проводится проверка. Между тем, львы — не первые жертвы хулиганов в Петербурге.

В начале 1900-х годов в простенках между окнами дома Николаевых появились женские головы — в народе их называют «русалками». Барельеф — идея архитектора Г.И. Люцедарского. Едва ли он мог подумать, что его художественный замысел в 2000-х — 2020-х годах будет подвергаться регулярным атакам вандалов, из-за которых девушкам время от времени приходится делать «пластику».

«В данном случае работы являются вынужденной мерой реагирования на негативное внешнее физическое воздействие и направлены на сохранение внешнего облика лицевого фасада», — рассказали корреспонденту Gazeta.SPb.ru в комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП).

Похоже, что из-за варварского отношения некоторых горожан к «русалкам» ведомство вынуждено кроме плановых работ проводить еще и внеплановые, иначе до полноценного капремонта барельеф просто не доживет.

«В целях сохранения облика объекта до его включения в региональную программу капитального ремонта общего имущества с многоквартирных домах в Санкт-Петербурге, КГИОП считает возможным выполнение работ по восстановлению барельефа в виде головы русалки, утраченного в результате акта вандализма, в установленном законодательством порядке», — подчеркнули в КГИОП.

Случаев покушения на «русалок» дома Николаевых Петербург знает массу. В 2009 году им сделали «макияж», залив глаза синей краской. До этого дамам подкрашивали разве что губы. В 2014-м одной из них хулиганы разбили лицо. А в 2017-м — так и вовсе отбили часть головы — на восстановление ушел почти год. Спасибо неравнодушному прохожему, который подобрал недостающий элемент — его затем передали в КГИОП.

В 2019-м на месте лица одной из «русалок» красовался QR-код — фотография появилась в социальных сетях, а автор инсталляции, назвав свое творение «неполноценной реальностью», задавался вопросом: может ли жизнь восприниматься вне контекста информационных технологий. Возможно, ответом ему стал шквал других снимков несчастных дев. Летом того же года их лица «посеребрили» и «позолотили». Зимой 2020-го «русалки» вновь стали жертвами неудачного макияжа: из глаз девушек, будто разводы от туши, текли черные слезы. Летом они стали уже кроваво-красными.

«Последствия от действий вандалов опасны тем, что они несистемны и непредказуемы. Очень сложно оперативно сделать заключение, в каком состоянии находится памятник после атаки. В случае с фасадом дома Николаевых необходимо понять, какую краску использовали преступники, и пострадал только фрагмент барельефа или вся конструкция. Поэтому необходимо помнить, что любые действия вандалов, будь то граффити или удар, повлекший разрушение, и даже регулярное прикосновение к части памятника «на память»/«на удачу», наносят ему серьезный урон», — рассказал корреспонденту Gazeta.SPB.ru руководитель целевых программ компании «Ажио» (с 2000 года член Союза Реставраторов Санкт-Петербурга) Дмитрий Редькин.

Отметим, что в 2001 году дом Николаевых — ансамбль Малый Гостиный двор — был включён КГИОПом в «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность». Но, очевидно, для хулиганов это не аргумент. Как и статус объекта культурного наследия федерального значения, как, например, у Аничкова моста, где в начале лета вандалы умудрились дважды повредить статую знаменитой скульптурной группы «Укротители коней». Причем вторая выходка только усугубила последствия первой.

«На эту скульптуру уже было составлено реставрационное задание, так как при плановой промывке, в первых числах июня 2020 года, реставраторы зафиксировали расхождение поводьев по авторскому шву сборки. Оно возникло в результате воздействия предыдущих вандалов, вероятно, не попавших на глаза прохожим», — сообщили в государственном музее городской скульптуры.

Примерно в это же время пострадали грифоны на Банковском мосту — их расцарапали и испачкали масляной краской. Кроме того, крылья несчастных существ то и дело теряют часть позолоты. «Ну не наскребете вы себе на золотое колечко, не надо», — не устают повторять горожанам сотрудники государственного музея городской скульптуры.

«Мы очень надеемся, что грифоны и кони Клодта будут жить дольше нас с Вами. Все-таки у них есть запас прочности, потому что грифоны — это чугун, а кони Клодта — бронза. Но об актах вандализма сложно говорить: они, конечно, всегда были, но сейчас это все только усугубилось и обострилось», — печально констатировала в разговоре с корреспондентом Gazeta.SPb.ru заместитель директора по науке государственного музея городской скульптуры Елена Крылова.

Раньше, считает специалист, уважения к памятникам было куда больше. Как и страха. Страха попасться на глаза прохожим и, что называется, загреметь в полицию. А теперь, полагает Елена, подобные выходки — это не что иное, как способ остаться в истории. Весьма сомнительный, надо сказать. А пока кто-то таким образом делает себе имя, реставраторы вынуждены отвлекаться от повседневной работы.

«Помимо самой реставрации есть очень большая подготовительная работа к ней. К тому же никто не отменял другие памятники, которым нужно внимание в силу того, что просто подошло время работы с ними. Также наши специалисты каждое лето занимаются мытьем других памятников и мемориальных досок от накопившихся за зиму песка и пыли. И на это накладываются выходки хулиганов, отнимающие массу времени. Ведь нужно зафиксировать акт вандализма, ликвидировать его, а затем снова зафиксировать акт, но уже ликвидации вандализма и т.д.», заключила Елена Крылова.

Предыдущая запись
Участники проекта «Друзья Петербурга» узнали тайны специалистов Русского музея по реставрации золоченой резьбы
Следующая запись
Реставрация памятника Николаю I у Исаакия завершится в 2021 году

Похожие записи

Результатов не найдено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Меню