«Каланча» на Главной. Что будут делать со старинной башней в Коломягах?

https://spbvedomosti.ru/

Примеров того, как «частники» возвращают к жизни памятники архитектуры, на восстановление которых у государства нет средств, в городе уже немало. И компромисс между выполнением охранных обязательств, предписанных КГИОП, и собственной коммерческой выгодой тоже найти удается. Среди удачных примеров – ферма и дача Бенуа возле лесопарка «Сосновка», трамвайная подстанция Оранэлы на проспекте Стачек.

Башня напротив особняка Орловых-Денисовых, что на Главной улице в Коломягах, могла бы стать еще одним подобным объектом, но что-то здесь не заладилось…

Когда Коломяги были деревней, башня была одной из самых высоких построек, и местные жители даже нередко называли ее «каланчой», хотя к пожарным она не имела никакого отношения. Трехэтажная, квадратная в плане, с узкими окошками, почти как в старинном замке… Вплотную к ней когда-то примыкал одноэтажный кирпичный дом с деревянным мезонином.

Краеведы до сих пор гадают, как башня использовалась первоначально. Документов в архивах пока не найдено. Предполагают, что она была водонапорной. Зато точно известно, что в советское время она служила жильем, хотя комнаты были настолько маленькими, что их называли кельями. Местные жители даже рассказывали мне об одном из послевоенных жильцов «каланчи» – милиционере Степане Романовском.

С конца 1990-х годов обе постройки – и башня, и расположенный вплотную к ней дом – стояли брошенными. Осенью 2007 года деревянная часть дома сгорела, остались только фрагменты кирпичной кладки первого этажа, башня лишилась окон и крыши… Спустя шесть лет, в 2013-м, сооружение признали объектом культурного наследия регионального значения, но на судьбе памятника это никак не отразилось: коломяжская достопримечательность гибла буквально на глазах. И вот несколько лет назад вокруг участка появился забор, а в прошлом году башней занялись строители.

– В начале 2018 года Фонд имущества выставил на продажу землю с башней, и я выкупил ее у города на торгах, – рассказал Сергей Соколов, на вопрос «как вас можно представить» ответивший: «просто физическое лицо».

В охранном обязательстве КГИОП объект назван «Служебная постройка усадьба Орловых-Денисовых (Граббе). Ферма». По словам Соколова, точные предметы охраны первоначально нигде не были оговорены. Однако в процессе дальнейшего общения с представителями ведомства выяснилось, что восстановить надо не только 8 квадратных метров башни, но и соседние пристройки площадью 200 с лишним квадратных метров, в том числе и хозяйственные сараи, построенные гораздо позже.

– У нас, признаться, были несколько иные планы: мы планировали восстановить башню, а рядом сделать более-менее современное строение, которое можно приспособить для коммерческого использования – сферы услуг, – поясняет Соколов.

Согласно проекту, который разработала компания «М. Г. прайват реконстракшн», основным ядром композиции является башня. На месте бывшего служебного строения возводится современное сооружение с деревянной мансардой. Как отмечается в сопроводительном тексте, стекло, кровельная сталь, дерево максимально подчеркивают временный характер строения и в то же время сочетаются с историческим объемом башни. Сохранившиеся фрагменты стен подлежат консервации и оказываются внутри как часть интерьера… Мне довелось видеть этот эскизный проект, могу подтвердить: выглядит он весьма привлекательно и стильно.

– Поначалу представители КГИОП на словах одобрили нашу концепцию, но представленный им эскизный проект их не устроил: они настаивали на полном воссоздании объекта и не были согласны с тем, что пристройки были сделаны позже. Хотя мы делали экспертизы кирпича с башни и с пристройки, которая показала, что башня – дореволюционная, а в пристройках – кирпич советского времени, – поясняет Соколов. – Но если восстановить прежние сараи, то их приспособить под что-то современное просто невозможно, а стало быть, вкладывать средства в восстановление всего объекта нет никакого смысла…

Что же в результате? Башня отреставрирована, усилен фундамент. Внутри постройки залили бетонную плиту, вокруг сделаны отмостка и водоотведение.

По словам владельца участка, башню буквально спасли от гибели. Когда строители начали работу, «каланча» уже была готова упасть: в настолько плохом состоянии она находилась. Из-за того что стояла рядом с развалинами и намокала более десяти лет, нижние слои кирпича были практически утрачены… Сначала отремонтировали самый «больной» угол, а затем, переставляя опоры, заменили весь низ башни.

Согласно основному канону реставрации – к подобному применить подобное – был использован дореволюционный исторический кирпич из разобранного старинного здания в пригороде. Причем вставки практически незаметны.

– Что будет с башней дальше? Не понятно, как ее использовать, пока охранное ведомство не согласует проект пристройки, – говорит Соколов. – Сейчас мы ждем, когда КГИОП выдаст акт о выполненных работах. Для нас это будет означать, что мы можем приступать к дальнейшему проектированию.

Но состоится ли оно? Ведь на одном из интернет-сайтов по недвижимости уже появилось объявление о продаже земельного объекта с восстановленной башней…

Предыдущая запись
Исторический особняк Бремме вместо демонтажа ждет реконструкция
Следующая запись
Кто ответит за гибель памятников деревянного зодчества в Петербурге

Похожие записи

Результатов не найдено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Меню